5 одесских учёных деятелей, которых мы вспоминаем не так часто

 

Одесса — город не только романтичных променадов и богемных вечеров, не только курьёзов и анекдотов. В этом городе в том числе рождались и работали великие умы, чей вклад в науку значительно изменил наше нынешнее существование, а мы даже не подозреваем об этом, пишет odesskiye.info.

Да, мы знаем Мечникова, Филатова и Заболотного. Да, мы знаем, как тут была развита микробиология и медицина, но разве это всё? Разве Одесса не породила в том числе великих учёных, которые продвинули гуманитарные науки? И разве все великие достижения открывались только теми, кто приезжал сюда работать на время?

Сейчас мы взглянем на великих учёных, которые если и не родились в Одессе, то посвятили ей всю свою сознательную жизнь. Работы этих людей до сих пор изучаются в университетах, хоть их имена и не такие громкие, как Мечников и Филатов.

Мария Станишевская (1871 – 1937): первая преподавательница ВУЗа

Эта учёная в первую очередь знаменита тем, что стала первой женщиной-преподавательницей в высшем учебном заведении (в Новороссийском университете). Однако, это далеко не единственная её заслуга — эта женщина также стала доктором медицинских наук и долго проработала в Одесской городской больнице.

Пусть её имя звучит не так часто, но Мария Станишевская принимала непосредственное участие в профилактике и лечении холеры и дифтерита. Упорная работа привела к тому, что у деятельницы медицины накопилось множество научных статей, которые она публиковала в разных изданиях, в том числе иностранных. Вообще, это был человек удивительного интеллекта: наравне с глубокими знаниями в медицине, она свободно владела украинским, русским, английским и французским языком.

Также Мария Станишевская каким-то образом находила время для активизма: она поддерживала украинскую студенческую громаду и наравне с этим помогала молодым людям принимать более мягкие решения, которые не привлекали бы внимание недоброжелателей радикализмом.

В результате, можно сказать, что Мария Станишевская — не менее ценная гордость для Одессы в вопросе медицины, чем учёные, чьи имена звучат постоянно.

Лидия Гинзбург (1902 – 1990): искусный теоретик нон-фикшена

История её жизни по большей светлая, что является большой редкостью для великих людей, хотя было и множество преград на её пути.

Госпожа Гинзбург родилась в семье талантливого и работящего бактериолога, но не пошла по стопам отца. В самом начале становления девушку заинтересовал театр, и она даже была участницей «КРОТа» (расшифровка: Конфрерия Рыцарей Острого Театра). Там она выступала с такими талантливыми деятелями искусства, как Рина Зелёная, Вера Инбер и Аркадий Погодин.

Что правда, театр ненадолго заинтересовал на тот момент ещё только будущую учёную. Она отправилась изучать особенности и мастерство словесности в петроградский Институт истории искусств. Не то чтобы ей посчастливилось влиться в учёные круги — девушка много работала и горела своим занятием, так что неудивительно, что ей удалось стать аспиранткой и уже в 1926 году выпустить ряд научных работ в области филологии.

Институт, где она работала, закрылся из-за «восстания формалистов», которые выступали против стопроцентной идеологизации искусства. Тогда Лидия Гинзбург устроилась преподавательницей в другую институцию. С началом же Великой Отечественной она работала штатным редактором радиокомитета, за что в итоге получила медаль. Что правда, как только началась послевоенная «чистка», награда учёной оказалась бесполезной и никаких поблажек ей не давала. Учёной была отведена одна из принципиальных ролей в так званом «еврейском вредительстве в литературоведении», но деятельнице, так сказать, повезло, что Сталин умер раньше, чем от рук режима умерла она.

Плодородная работа Лидии Гинзбург в итоге значительно продвинула знания о нон-фикшене. Учёная кропотливо изучала все проявления фактуальной литературы, от малых литературных форм как эссе и записные книжки до писательских громад в лице мемуаров, многотомных дневников и автобиографий. В итоге ей принадлежит концепция «промежуточной литературы» — это такие произведения, в которых в гармоничном симбиозе изображены реальные события не без художественного начала. И наравне со всем этим деятельница науки писала сама.

В итоге вся эта плодородная работа принесла учёной прижизненное признание. И в старости учёная была окружена людьми, которые ценили и любили её, и она видела, как плоды её работ разлетаются по всей стране и даже за её пределами на западе.

Сергей Чуклин (1909 – 1974): мастер холодильной техники

Да, холодильники тоже наука. В принципе, любая техника появляется не на пустом месте, и этим мы обязаны таким деятелям и учёным, как Сергей Чуклин.

Отучившись в Одесском институте инженеров водного транспорта, исследователь плотно заинтересовался техникой для бытовой жизни. Конечно же, его исследования и работу прервала война, которая мешала буквально всем простым людям. Однако, после неё Сергей Чуклин сумел вернуться к своему занятию: инженерной деятельности наравне с преподаванием.

Тепломассообмены и термогидравлические процессы, изучение эксплуатационных характеристик — всё это звучит как какое-то проклятие для людей, которые видят в холодильнике обычную бытовую вещь. Всеми этими особенностями охладительных систем занимался кто-то в прошлом, чтобы сейчас было удобно нам.

Что сделал конкретно Сергей Чуклин? Ему принадлежат исследования инееобразования, создание нового метода расчета усушки продуктов, которые находятся на хранении, а также благодаря нему были созданы системы воздухораспределения и охлаждения фруктоовощехранилищ и также охлаждения для химических и нефтехимических предприятий.

И наравне со всем этим этот учёный также прославился как прекрасный педагог и умелый наставник.

Супружеская чета Ноткиных-Фельдманов: блистательные библиографы

Виктор Фельдман и Ольга Ноткина — одна из самых знаменитых пар в Одессе. Этот союз породил не только образ идеальной любви людей, которые горят одним делом, но и ряд научных работ на краеведческую и литературную тематику.

Оба из пары обожали книги и работали в Научной библиотеке Одесского госуниверситета имени И. И. Мечникова. Благодаря их работе и помощи со своими заданиями в разы лучше справлялись научные работники, студенты, ценители литературы, краеведы и так далее, как из Одессы, так и из других городов и даже стран.

Перед тем, как найти своё признание, Виктор Фельдман прошёл страхи войны: ранения, контузии, смерть и реки крови под вопли пропагандистов о верности родине. В итоге судьба распорядилась так, что учёный попал на работу в Научную библиотеку, в которую он влюбился на всю свою жизнь и в которой проработал 52 года, став одним из лучших библиографов.

Во времена гонений на всё «неправильное» (то есть, идеологически неподходящее), учёный сберегал литературу, за которую его могли лишить всего.

Ольга Ноткина в свою очередь также пережила кошмары войны: и работала до изнеможения, пусть и не на фронте, и голодала, и отдавала последнее, и хоронила тех, кого любит. И потом также вся её жизнь прошла в тех же самых библиотечных залах. Удивительная способность этой женщины оставаться спокойной и доброжелательной (такая же способность была и у её мужа) сделала из неё легенду в библиографических кругах. Многие удивлялись, как после стольких кошмаров эта чета не ожесточилась и была готова помочь всем, кому это было нужно. 

Почётные граждане Одессы: дореволюционные времена

  Чем так отличились некоторые деятели, что им дали звание почётных граждан Одессы? Насколько упорно нужно работать над благосостоянием города, чтобы иметь честь так называться? Ответ...

Где купить все для кальяна в Одессе?

Кальянный отдых за последние несколько лет стал особенно популярным и приобрёл много поклонников, очень многие из которых стали интересоваться приобретением своего собственного кальяна, чтобы...
.,.,.,.