Живописный мир Анны Зильберман

Одесский авангард является крайне интересным явлением и свидетельством того, что в Одессе работали (и работают) абсолютно разные творцы, которым не чужда экспериментальность. Это течение именно в Жемчужине Чёрного моря очень богато на разнообразные таланты, и сейчас мы обратим внимание на ещё один талант, который не так часто упоминают, пишет odesskiye.info.

Становление авангардной художницы

(Автопортрет художницы)

Анна Зильберман родилась в Одессе в 1935 году, и её творческий подъём и становление как раз припали на времена авангарда, который категорически отказывался от конвенционального творчества штампованного советского реализма и отдавался экспериментальности новых течений. Как известно, советская политика жизни исключала такое творчество, которое совсем не играло на руку, опять же, политике: непривычные и невыгодные советской картине мира произведения наносили ущерб установленным рамкам видения человеческого существования, а в условиях тоталитарной пропаганды подобное явление является серьёзной угрозой.

Как критиками, так и людьми, которые к искусству отношения не имеют, творчество авангардистов разносилось в пух и прах: и нереалистичное оно, и о политике партии не поёт, а если и упоминает партию, то в неправильном свете, да ещё и функциональности у таких произведений в советской картине мира нет. Подобное отношение к своему творчеству претерпела и Анна Зильберман: например, в 1962 году после выставки этюдов на художницу обратил внимание (в плохом смысле) партийный деятель Александр Щербаков. В несчастливых ликах на портретах художницы он увидел гнусную ложь о том, что в СССР вообще есть такие унылые, мрачные, депрессивные люди.

Анне Зильберман повезло, что после этого её не настигли репрессии. Она продолжала обучаться и работать, но после завершения образования так и не смогла найти одобрения у советского творческого круга (да и надо ли оно ей было?). Итак, власть её картинами не интересовалась, простые люди тоже, но вышло один раз так, что во время очередных квартирных сборах — а авангардисты могли собираться только в гостях друг у друга, и комнаты своих обителей они превращали в выставочные залы — к ней привели иностранных интересантов, которым её работы очень понравились. После этого её вычеркнули из художественного фонда СССР.

Со временем художница задумалась о том, чтобы переехать в Израиль. Очень часто такие мысли остаются только мечтаниями, но Анна Зильберман была настроена решительно и в 1975 году всё-таки покинула СССР. Она осталась в Израиле навсегда — там её приняли, там она наконец нашла возможность поделиться с миром глубиной своего видения, и там она смогла сделать свою собственную студию.

Альтернативный мир Анны Зильберман

(Название работы: Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу)

Работы художницы настолько разнообразны, что их невозможно подогнать под одно определение. В один момент ты смотришь на светлый пейзаж, что имеет черты импрессионизма в самом бытовом понимании, а в следующую секунду взгляд уже останавливается на мрачном произведении, в котором смешались символизм, концептуализм и экспрессионизм и ещё многие-многие «-измы», слившиеся во что-то неповторимое.

Сюжеты её картин настолько же разнообразны, как и экспериментальные стили. Множество портретов людей, в головах которых гарантированно крутятся невесёлые мысли о бренности существования, также страшные сюжеты Холокоста, а порой что-то гротескное и пугающее, что показывает, насколько сложно и страшно жить в мире, где тебе завязывают глаза и закрывают рот, оставляя открытыми только уши, куда вливается что-то, выгодное кому-то, нужное зачем-то.

Несомненно, Анна Зильберман является одной из самых ярких фигур одесского и зарубежного авангарда, и её вклад в разы больше, чем о нём обычно вспоминают. 

Фото: odessa-memory.info

Comments